Мунцпроект
 
 

facebook

Призвание

Ближайший друг нашей семьи Георгий Давидович  Чичуа однажды предложил мне играть с ним в теннис, причем зимой. Предложение особенно соблазнительное, потому что крытый корт, как вы понимаете, найти существенно сложнее. Зал принадлежал «Метрострою» и Чичуа получил возможность в нем  играть, поскольку находился в дружественно приятельских отношениях с неким Михаилом Семеновичем, заместителем директора вышеозначенного учреждения. 
Михаил Семенович был не совсем стандартным чиновником. Прежде чем начать служить на благо столичного метро, Михаил Семенович десять лет проработал в цирке вместе со знаменитым Кио. Фокус был в том, что истинным его призванием и страстью был Фокус, вернее их несчетное количество. Фокусы Михаил Семенович коллекционировал, осваивал, шлифовал круглосуточно и придумывал новые. Занимался он этим вполне профессионально. 
Георги Давидович жаловался: 
-          Звонит мне на днях Михаил Семенович в шесть утра и спрашивает: «Гия, я тебя разбудил? Я тут новый фокус придумал. Послушай, я расскажу.Кончилось тем, что  его жена поставила ультиматум: «Либо я, либо цирк». Видимо Михаил Семенович жену любил несколько больше. Как бы то ни  было, цирк он оставил, но бросить фокусы был не в состоянии. Впрочем, я не искдючаю, что эта страсть пологла ему сделать стремительную карьеру в «Метрострое», и уж знаю точно, со слов  Чигуа, что уже занимая пост зам. дира Михаил Семенович к фокусам прибегал в служебных, непосредственно интересах. 
Приезжает, например, Михаил Семенович в какую-нибудь контору подписывать договор. А договор ему почему-то вдруг не подписывают. Михаил Семенович совершенно не спорит. Благожелательно улыбается, жмет руки, желает счастья в труде и неспешно удаляется, нежно прикрывая за собою дверь. Но через несколько минут возвращается и начинает раздавать обалдевшим начальникам их вещи. 
-          Ваши часы? 
-          Ваша ручка? 
-          Ваш бумажник? 
Чаще всего этого оказывалось достаточно. А если нет у Михаила Семеновича в запасе еще куча фокусов. Проглотит он на глазах у изумленных товарищей несколько гвоздей и ножниц, прожует бритвы со стола и уже, можете не сомневаться, договор подписан. 
Волшебную силу искусства Михаила Семеновича мне посчастливилось однажды испытать на себе. 
Дело было так. Отмахали мы как-то с Георгием Давидовичем и его сыном Путой положенные нам два часа на корте. Пришли в раздевалку. Через несколько минут появляется представительный мужчина в костюме и при галстуке. Чичау нас знакомит и говорит: 
-          Михаил Семенович, ну покажи что-нибудь простенькое. 
Михаил Семенович для приличия сначала поартачился, а потом достал из кармана колоду карт, перемешал, предложил мне вытянуть карту и запомнить ее. Я так и сделал. Заполнив карту, я вставил ее обратно в колоду. Михаил Семенович снова перемешал, положил карты на мою ладонь, взял за руку. Три человека напряженно смотрели на колоду, к которой Михаил Семенович, мы видели это абсолютно точно,,не притрагивался. И тут я испугался, что упаду. Мне показалось, что земля уходит у меня из-под ног. Перед глазами все поплыло. Я решил, что схожу с ума. Каким-то таинственным образом сами собой карты стали смещаться в сторону. На мгновение замерли, а потом рывками переместились обратно. Но не все карты  сдвинулись обратно. Одна осталась в стороне. Михаил Семенович выхватил ее и перевернул. 
-          Эта карта? 
-          Эта карта, - произнес я тихим голосом, с трудом возвращаясь к нормальному мировосприятию. С тех пор за процветание «Метростроя» я совершенно спокоен.

- Теннис
- Горные лыжи
- Рассказы

© 2011  Андрей Мунц - архитектор-художник