Мунцпроект
 
 

facebook

Рассказы  

Про то, как Джеб рабствовал

К ностальгическому вечеру выпускников 1970-х годов.Из серии рассказов про моего друга Джеба – Алексея Бубнова (1954-1998) Общеизвестно, что Джеб был мастером на все руки. Все знают также про Дом, который построил Джеб. Но не все знают, что Джеб еще и архитектурный диплом лихо расчертил. История следующая.

Читать дальше

Все тайное становится явным

Однажды Людмила Сигизмундовна уехала отдыхать в Хосту. А друзья Джеба решили отдохнуть и расслабится у них дома. И всю неделю, что Людмила Сигизмундовна наслаждалась отдыхом, мы весело проводили время, а некоторые так просто безвылазно жили в квартире. Если и выходили, то не дальше продуктового магазина. Сложили даже песню, которая начиналась со слов: “ Мама уехала в Хосту”.

Про то, как трубка помогла.

 

  Году приблизительно в 1976 большая компания общих знакомых, человек  этак  семнадцать, отправилась покорять Гурзуф - город любви.  Этот   сезон запомнился рядом знаменательных событий. Так, например, Махнач сбрил бороду, и с лицом лысым, как колено, горделиво расхаживал по набережной в одних трусах, пугая непосвященных пламенно-красным цветом кожи. Испуганные прохожие не раз предлагали ему кто крем, кто сметану, ничего не подозревая об уникальных свойствах кожи Махнача, которая из пурпурно- красной безболезненно становилась бронзово-золотистой. Но  еще за два дня до того как мы с Махначом добрались до Гурзуфа    произошла вот такая головокружительная история. 

Читать дальше

Трое в лодке без собаки

      Давным-давно, в те незапамятные времена, когда я только что поступил на работу, Джеб предложил отправиться в байдарочное путешествие по Москве реке. Фима Сухман и Джеб раздобыли большую лодку со стремительным названием « Луч»,  я - миниатюрную «Колибри». 

Читать дальше

Киселевка

-          Следи, пожалуйста, за Алешей, - попросила Людмила Сигизмундовна.  И я, конечно же, пообещал. Через пять минут позвонила Лилия    Николаевна и сказала: 

-         Андрюша, будь так добр, посмотри, пожалуйста, за Олей, я так волнуюсь. Все-таки Оля едет в такое путешествие первый раз в жизни».  Что мне оставалось делать. Только согласиться.

Шуня

 Однажды к Шуне, известной красавице Моспроекта и всеобщей знакомой, подошел ее приятель и сказал.

-Шуня, я развелся и мне тоскливо и одиноко, а ты знаешь тут всех. Познакомь меня с какой-нибудь подружкой.

 Шуня долго думала, и, наконец, поняла, кто ему действительно нужен. В пятницу вечером они стояли на Маяке под памятником. Подружка опаздывала, он начал нервничать. Вдруг Шуня замахала рукой.

-А вот и она!

Лицо его вытянулось

-Шуня, кого ты мне привела, это же моя бывшая жена.

Кондаков

Изящная Шуня вышла замуж за громадного за громадного Кондакова. Встал вопрос, как его прокормить. Шуня купила десяток котлет, поджарила их и решила: на завтрак хватит и еще на завтра останется. Кондаков же проглотил эти котлеты как семечки и спросил: «Шуня, а что-нибуть есть еще поесть?»
Римма предпочла отбыть на работу обсуждать с девочками случившееся. Вернувшись вечером, Шуня застала следующую картину. Кондаков лежал поперек тахты, накрывшись листом моспроектовского ватмана, на котором было написано : «Не тревожь меня Шуня, я выпимши».

 Тахта

 Не зря Шунина работала в Моспроекте. Получила в конце концов отдельную квартиру. Собралась переезжать.  Собирать было, правда, особенно нечего – так три предмета. Шунина была весела, лихая, и непосредственная. Чего там машину заранее заказывать. Шуня поступила проще. Спустила вещи кое-как на первый этаж и вышла на проезжую часть голосовать. Девушкам, как известно долго махать не приходится. Остановилась почти сразу же машина. И так удачно, не просто машина, а самосвал. Закинули они с водителем вещи и покатили.

И прибыли на место, в конце концов, хотя адрес Шуня тогда знала приблизительно. Мелкие вещи выгрузили легко, откинув задний борт, а вот с тахтой вышла заминка. Дело в том, что всю дорогу водитель не на знаки смотрел, а на Шунину, и вполне зачарованно, поскольку хороша она тогда была исключительно. И до того засмотрелся, что светофор чуть не пропустил. Затормозил отчаянно, отчего тахта поехала вперед и врезалась в стенку кузова за кабиной. И вот теперь по прибытии, до этой самой тахты добраться с земли было невозможно. Водитель при этом также неотрывно смотрел на  Шуню, говорил всякие глупости и в кузов лезть совершенно не собирался. Но поскольку он был не в Шунином вкусе, ей все быстро надоело и будучи девушкой еще и решительной, она скомандовала:

Важное доказательство

Моспроект конца семидесятых. Привязки типовых проектов, крики, вопли, сроки. Типовое унылое домостроение, а если что индивидуальное, то тоже крики, вопли, сроки плюс муки творчества, а потом в корзину. Но при этом все, естественно хотят жить весело, поэтому бесконечные праздники:  – советские 7 ноября, общечеловеческие – Новый год и местные – дни рождения. Работать, в общем-то, и некогда. Я как самый молодой в бригаде торчу все время в очередях то за цветами, то за выпивкой.

Руководит подготовкой к сабантуям обычно Шунина. Стиль ее руководства примерно следующий:

 -  Ты принесешь коньяк, ты водку, ты шампанское. Галя сделает торт, Нина как всегда пирожки, а я, быть может, принесу немного капусты.

Вообще, Шунина мотор нашей бригады, да и вообще мастерской. Энергии в ней на десятерых, поэтому за рабочим столом застать ее невозможно. Проще в магазине. Вот она однажды возвращается после перерыва и еще из коридора начинает возбужденно кричать: Ой, девочки,  я сейчас  в комиссионный магазин зашла, Филе подарок купить. Стою, выбираю. Рядом дядька какой-то показывает продавщице на витрину, а там, в овальной рамке портрет вышитый лежит. Он и говорит:

- Странно, мужик, вроде, а с сиськами?!

- Какой же это мужик, это «Мона Лиза» Леонардо да Винчи.

Ну, я прямо умэрла.

Как всем хорошо известно, существует теория о том, что «Мона Лиза» закамуфлированный автопортрет великого итальянца.  Так что рассказ Шуниной явное подтверждение справедливости этой теории.

Шуня в магазине

Вообще напряженная работа была в Моспроекте у Шуниной. С утра списки на производственные заказы написать, развесить, потом выкройку на кальку снять, позвонить друзьям, знакомым, а тут  уже и время обеда подступает, только-только успеть часа за два рейд по магазинам совершить. Вот возвращается как-то Римма после перерыва вся красная и взволнованная.- Ой, что тут со мной было!Захожу я в магазин платье купить, давно собиралась, все некогда было. Нахожу подходящее, цвет такой лиловый, в полосочку и размер вроде мой. Начинаю примерять, чувствую - мало, ярлык с размером, видимо, перепутали. То есть как-то  все-таки я его надела, но не полностью, а дальше как заклинило. И ни туда и ни сюда.  Пытаюсь снять, и так тяну и эдак – не получается. Начинаю нервничать. Прежде всего,  поскольку дышать не могу – губы ведь поджала, чтобы помадой не испачкать, а оно проклятое трещит, а не лезет. Я уж думаю, все, задохнусь сейчас совсем или разорву к чертовой матери, а потом плати еще ни за что. Но тут, к счастью продавщица подлетает, как-то ловко ухватывает, стаскивает, смотри на меня с изумлением и говорит:- Ну, гражданочка, сколько лет в магазине работаю, а в первый раз вижу, чтобы кто двумя руками  в одну штанину влезть сумел. Это же платье костюм, понимать надо.

Молниеносная реакция

Традиционный теннисный архитектурный турнир в Суханово, сокращенно ТТАТС. Полно народу – участники, члены семей, отдыхающие, гости. Есть даже несколько человек, недурно играющих.

Жизнь бурлит: в сауне парятся, на кортах сражаются, по аллеям фланируют, в баре оттягиваются, в номерах флиртуют. В общем, настоящий турнир.

Но все, осознанно или нет, живут в ожидании двух главных событий – финала и банкета. Вот уже финал сыгран. Победитель зацеловали, проигравшего- утешили. Похлопали по плечу и сказали, что он отлично играл и что лет через десять он обязательно выиграет.

Наконец, банкет. Большая начальница Шишкина произносит тост за вечную молодость, за Александра Александровича Бенкендорфа родоначальника и дирижера турнира. Традиционное  физкульт – ура. Все пьют.

Шишкина снова встает и, перекрывая звон стаканов мощным голосом, говорит:

-          Я хочу добавки к тосту!

Тут же вскакивает великий остроумец Витя Шер и кричит:

-          Официант! Шишкиной - добавку!

Призвание

Ближайший друг нашей семьи Георгий Давидович  Чичуа однажды предложил мне играть с ним в теннис, причем зимой. Предложение особенно соблазнительное, потому что крытый корт, как вы понимаете, найти существенно сложнее. Зал принадлежал «Метрострою» и Чичуа получил возможность в нем  играть, поскольку находился в дружественно приятельских отношениях с неким Михаилом Семеновичем, заместителем директора вышеозначенного учреждения.

А что было делать?

Георгий Давидович Чичуа был настоящим грузином. Красивым, умным, благородным. Аристократ по крови, чудом уцелевший. Говорят, аристократия в Грузии  была уничтожена Сталиным почти полностью, в еще большем процентном соотношении чес в других подвластных тирану республиках.
Георгий Давидович жил в Москве, но часто езди в родной Тбилиси. И каждый раз привозил оттуда всякое-разное, но прежде всего настоящее грузинское вино. В то время, если и было грузинское вино в Москве, то исключительно поддельное. Другое дело сейчас. Несокрушимые оптимисты уверяют, что сейчас попадается и настоящее.
Но вернемся в прошлое. Чичуа привозил вино, но вина, как известно, надолго не хватает.   Тем более, что Георгий Давидович, будучи человеком широкой души и грузинского размаха постоянно принимал гостей.
Но случались ситуации особенно напряженные. Это , когда ожидались в гости грузины, а подобающего вина не было. Сами подумайте. Не мог же настоящий грузин угощать дорогих гостей затрапезным алжирским вином. Тем  более, устойчивая легенда гласила, что вино это мы получали из Алжира в обмен на нефть, причем, заметьте в тех же нефтяных цистернах. Что говорить! Трудно жилось тогда, особенно тем, кто хотел жить по-человечески.
Поэтому Георгий Давидович вынужден был идти на восточные хитрости в столь непростых условиях, просто он покупал в магазине наиболее приличное вино, а если не было приблизительно приличное, то возможно, увы, то же алжирское, специально готовил его, добавляя каплю лимонада, немного сахара и одному ему известные снадобья. Тщательно перемешивал, переливал в старинные серебряные кувшины и ставил на стол.
Пришли однажды к Георгию Давидовичу его старинные грузинские друзья. Сидят, пьют, едят, тосты говорят. Чувствуют себя ровно дома. Чичуа, как полагается только успевает из своих кувшинов вино разливать. И вот один из гостей спрашивает:
-          Гия, а что это за замечательное вино такое, которым ты нас угощаешь?-          А вот догадайтесь сами.
И тут кто-то из приглашенных говорит:
      - По-моему это Хванчкара. Но с нового склона! 

Творческая натура

Известный московский скульптор Лена Мунц однажды сняла на лето дачу в Отдыхе (чтобы дети дышали) и решила показать, какая она хозяйственная. Лена что-то сажала, вскапывала, рыхлила, поливала, очень старалась. Осенью, когда соседи уже вовсю пожинали плодов трудов своих, хозяйка дачи посмотрела на Ленин огород, пустынный как Сахара, покачала головой и сказала:

-Хоть бы сорняк, какой вырос. Ничегошеньки. 

Барыня.

Моя бабушка, Магдалина Львовна, была дамой. Дамой во всех отношениях. Она была элегантной, светской, устраивала приемы, пикники, праздники, маскарады для взрослых и карнавалы для детей. Кроме того, в совершенстве зная язык, писала по- французски стихи и пьесы. Несмотря на столь активный образ жизни,  Магдалина Львовна однажды оказалась на рынке. Подошла к прилавку с осторожностью приподняла птицу и спросила:

-          Почем эта индейка?

-          Эта индейка-гусь, барыня.

Время.

Жизнь как песочные часы. Сначала смотришь на поверхность песка и кажется, что песок застыл,  потом обнаруживаешь намек на изменение, потом все быстрее и быстрее, стремительнее, видишь как песок ускоряет падение, ускользает на глазах, хочется отвернуться, но смотришь загипнотизированно, напряжение нарастает Последняя крупица. Все . Кончено. Что бы отомстить переворачиваешь часы. Боюсь, что в жизни так не получится. 

Из правил хорошего тона. (Совет отца) 14.12.05

Если ты на отдыхе идешь по узкой дорожке, а навстречу тебе идет хорошо известный, но совершенно неприятный тебе человек, и ты понимаешь, что деться некуда, надо радостно бросится к нему, бурно поприветствовать и, не сбавляя шаг, устремиться дальше.

 Коммунальная жизнь. 14.12.05.

Наша знакомая баронесса фон Притвиц, как непривычно это звучит сейчас, а особенно при советской власти (примерно 80 годы), приехала из далекого сибирского академгородка  в Ленинград, навестить своих друзей, в частности старинную подругу матери еще по дореволюционному счастливому прошлому. Наташа Притвиц была в это время уже в возрасте, а ее мать Зинаида Алексеевна к этому времени, увы, умерла, так что не сложно догадаться, что подруга матери была весьма преклонных лет, да к тому же почти совсем глухая. Жила она одна в большой питерской коммунальной квартире. Наташа нашла улицу, дом, этаж, квартиру и позвонила в дверь. Никто не открыл. Наташа позвонила еще раз – тот же результат. Не буду утомлять описанием каждого звонка, скажу лишь, что Наташа звонила минут двадцать. В квартире шла жизнь, слышались шаги. Шорохи, открывались двери, только не входная. Должен сказать, что Наташа волевой человек, не привыкший сдаваться. Она звонила настойчиво во все многочисленные коммунальные звонки то по очереди, то во все сразу. Наконец, она добилась своего, дверь приоткрылась. Наташа не удержалась и спросила:
-          Почему же Вы раньше не открывали,
-          А мы никого не ждем…

 Личный пример. 22.01.06

2006 год, если кто помнит, начался с морозов по 30 градусов. А тут еще, как на зло жена заболела. Пришлось на рынок самому идти.Порылся я по шкафам, откопал теплые вещи и пошел как на подвиг. Возвращаюсь скорым шагом и со спины нагоняю парочку:  мальчик, лет не знаю сколько, поскольку от мальчика мало, что осталось – одна одежда. Круглый, как колобок, идет, с трудом переставляя ноги. Шуба, капюшон, валенки, шарф три раза вокруг шеи. Все как полагается. Тащит его за руку мамаша и распекает справедливо. Что же ты такой сякой рубашку одел, надо было водолазку, а теперь вот шея замерзнуть может. Наверное правильно.  Одна только деталь. Сама-то маманя идет – пальтецо, так себе, и без шапки. 

Тяга к прекрасному. 30.01.06

На днях зашел я в книжный магазин. Нашел, что искал. Встал в очередь к кассе. Передо мной молодой человек достаточно приличной наружности. Подошла его очередь и он спрашивает:

-          А какая в Вашем магазине самая догорая книга.

-          Я даже не знаю, а Вам зачем?

-          Секрет. Вот Вы мне ее продайте, а я Вам дам ее прочитать бесплатно, и расскажу. По-моему это круто1

-          Для меня совсем не круто.

И далее подобный бред в изрядном количестве. Не хочется утомлять читателя. У меня на кончике языка история с похожей фразой. Но я стою молча, не ввязываюсь.

Наконец молодой человек отчаливает и я говорю кассирше ( вообще-то я редко заговариваю, но на этот раз не удержался).

Похожий вопрос был когда-то задан в Эрмитаже. Молодой человек спросил у служительницы:

   - Какая тут у Вас самая дорогая картина?

А когда она ответила, что «Даная» Рембранта, он именно «Данаю» облил кислотой. Пытался привлечь внимание к проблемам литовской общины

-          Не беспокойтесь. Нам к вопросам не привыкать. Вчера, например, мужчина спращивает:

-          Где у Вас книга весом три килограмма?

-          А что такое?

-          Да вот названия не помню, но знаю, что весит три кило.

Отходя от кассы я снова столкнклся с тем же молодым человеком. Он явно шел на вторую попытку. 

Лондонская зарисовка

Двое русских, почти миллиардера, мчат по Лондону взад и вперед от одних переговоров до других. Им расписали десять встреч за день, но забыли про обед.

 12 часов.  А в это время, как известно весь Лондон начинает энергично жевать.  И вот не в силах выпасть из общего ритуала они на лету покупают суши и начинают их торопливо поглощать. В это время машина проезжает мимо Гайд-парка, и наши герои наблюдают привычную картин: служащие, кто сидя, кто лежа поглощают традиционный ланч.

-Послушай, Вась, видишь сидят люди как люди, едят по человечески и мечтают стать миллионерами. А ты, почти что уже миллионер, а пообедать толком не можешь. И это называется жизнь.

Отчаянный поступок. 01.04.06.

Среди моих друзей и знаковых есть особа, вполне симпатичная и даже интеллигентная. Добавлю, что еще и несколько застенчивая. Последнее качество становится удивительным в свете следующей истории.

У этой моей знакомой, назовем ее Катей, была, как у каждого порядочного человека, бабушка. Предположим,  звали бабушку Евгенией Леонидовной. И что уж совершенно точно, так это то, что бабушка имела счастье жить при товарище Сталине. В веселое же это время, как хорошо известно, весь народ жил поголовно и исключительно в коммунальных квартирах. И только слуги народа были так далеки от него, что жили в отдельных. А какой был быт в коммунальных квартирах описывать не решусь, скажу только, что Евгении Леонидовне не повезло вдвойне, поскольку коммуналка ее располагалась на последнем этаже. Тут уж я не могу не сказать пару слов, как собрат по несчастью. Дело в том, что я тоже живу на последнем этаже. Это, конечно с одной стороны хорошо, поскольку с сверху никто не грохочет, кроме кровельщиков, а с другой стороны, сколько себя помню, мы всегда жили и живем как на фронте – ведем постоянную борьбу с протечками всеми возможными способами и подручными кастрюлями, тазами и банками. То на коллективную антенну жильцы навесят кучу индивидуальных тарелок, отчего она приобретает такую парусность, что при легком дуновении качается, что твой маятник, качается при этом вместе с растяжками, и в местах стыка, ну и так далее. То главный дэзовский бандит Федя снег сбросит, а заодно кровельный лист где-нибудь случайно отогнет или гвоздиком проткнет, а это более чем достаточно, уж поверьте моему многолетнему опыту. Так что по весне,  особо сильные протечки случаются. А поскольку жильцы верхнего этажа все друг друга знают, удалось даже формулу вывести: объем воды с потолка для каждой квартиры обратно пропорционален количеству заплаченных Феде денег. То есть кто твердолобо на ДЭЗ рассчитывает, тот только успевает тазы выливать, а те, которые сговорчивые, тем Федя деликатно, так по-дружески, можно сказать, одну-две дырочки прокывырнет, ну чтобы лица его не забывали и при встрече здоровались.

        В случае с Евгенией Леонидовной было сильно хуже. Текло круглосуточно и безнадежно. А поскольку и в других сферах жизнь была не так, чтобы очень, Евгения Леонидовна, вконец измучившись, заработав ревматизм и хронический кашель, решилась на отчаянный шаг. Собралась духом, и, возможно выпила для храбрости, и написала письмо товарищу Сталину. Много ли было таких смельчаков, которые решились написать ему. Причем с воли, приобретая тем самым реальную перспективу  отправить следующее письмо уже из тюрьмы или из лагеря. Думаю, таких смельчаков было не много, особенно таких счастливчиков, которым обращение помогло. Другими словами, крышу починили, причем, что показательно, только точно над комнатой Евгении Леонидовны! То есть намекнули населению, кто пишет, тот получит. Поучается,  каждый пусть напишет про свою крышу, кран, выбитое стекло, а мы, будьте уверены, залатаем, починим, вставим. Вот такая вот отзывчивая власть оказывается. И после этого вы еще клевещете? Стыдитесь. 

Рассказ таксиста.

Призвали меня в армию. Даже и не прятался, с левой ноги, можно сказать пошел. Но самое удивительное – так понравилось служить, что подписался на 25 лет. И тут же пожалел. Столкнулся с дедовщиной нос к носу, офицерский произвол и всякое такое.

Написал заявление, косить стал на здоровье, семейное положение. Бесполезно. Много раз писал в разные инстанции, ну просто Берлинская стена, даже не разговаривали, только еще хуже служить, характер своей военные вовсю стали демонстрировать.

Но и у меня характер.

А тут учения начались. Броски, противогазы, прыжки с парашютом.

Подходит моя очередь прыгать. Прыгаю - парашют не раскрывается, запасной тоже. Я камнем вниз. ЧП. Все в шоке. Мчат к месту падения со всех сторон. Я отряхиваюся, матерюсь, жутко хромая ковыляю к полковнику Покусаеву. Подхожу, вижу полковник Покусаев остолбеневший весь из себя стоит. Еще в обморок упадет, не дай Бог, думаю.

Протягиваю ему заявление об уходе из армии (раз в десятый, наверное) и говорю всякие слова, что, типа, сил уж никаких нет тут служить, вот уже и парашюты не раскрываются. Слов моих он, скорее всего, правда не слышит, поскольку стоит раскрыв рот, только глазами моргает, но я и ручку заготовил. Вручил ему. Вот здесь, говорю, распишитесь, товарищ полковник. Он свою закорючку поставил. Больше и не требовалось. Печать получил уже автоматически. Вобщем, победил их, вышел не волю.

А фокус был простым, как саперная лопата. Я человек компанейский, пил со всеми подряд, в частности с вертолетчиками. Ну и жаловался всякий раз, что не отпускают. Вот Васька (был у них там один, лихой) и предложил. Я, говорит, куклу сброшу, а ты заранее в кустах яму выкопай, чтоб ее схоронить. Не забудь только парашют да посильнее в грязи изваляйся. Ровно так я и сделал.

А вот другая история. Тоже с парашютом. Многие, особенно которые с похмелья слушают не внимательно. А зря.

Вышло так. Первый прыжок. Все прыгают как люди, а один валенок парашют не смог раскрыть, только запасной, и то криво, косо и частично. Вобщем падает довольно стремительно вниз. Но повезло парню. Во-первых высота небольшая была, во-вторых на дерево упал, удачно самортизировал, ничего не сломал, крови нет, синяков только несколько. Оказалось, не той веревкой кольцо привязал. Веревка должна быть тонкая, специальная. Дернул за веревку – разорвал кольцо, парашют раскрылся. А этот валенок инструкцию проспал. Совсем другую веревку использовал. Ее потом на прочность проверяли – разорвать не смогли.

Самое удивительное этого валенка тут же снова заставили прыгать. Чтоб боязнь прыжков не закрепилась. На этот раз сам капитан ему три раза все перепроверил. Вытолкнули из самолета. Все прошло нормально. А когда спросили ну как тебе с парашютом то прыгать?. Он и говорит. Не интересно. Так медленно.

Ну, вот собственно и все. Мы как раз приехали. Удачи. Пока.  

Случай на дороге. 11.01.2006.

Известный московский скульптор Ашот Тигранович Тарасян поражал всегда не только талантом, темпераментом и напором, но и находчивостью. Подтверждений тому не счесть.

Вот, например. Мчится Тарасян на машине в кому-то в гости в Барвиху, как всегда опаздывает. А тут еще гаишники совершенно не кстати движение перекрыли. Обычное дело, Рублевка все-таки, правительственная трасса. И вот молоденький милиционер палочкой указывает, тормозит великого скульптора. На Тарасяну мент – не указ. Выскакивает разъяренный Ашот Тигранович. А, надо сказать, вид у него всегда был колоритный, и с возрастом колорит только усилился. Нос хищным крючком,  глаза горят, седые, нечесанные волосы во все стороны торчат. Плюс к тому низкий, сильный голос с акцентом и порывистые движения. А уж, если не в духе, лучше на дороге не попадаться.

Выскочил Ашот Тигранович, схватил гаишника за пуговицу и говорит:

-          Ты мэня знаэшь?

-          Нет, не знаю…

-          Нэ знаэшь -  нэ мешай ехать!

И пoка мент думал, прыгнул в машину и был таков.  

Девочка 19.02.06.

Уже лет сто тому назад моя любимая и талантливая сестра Лена получила, наконец, мастерскую. Скульптору мастерская все равно, что «канифоль смычку виртуаза». И не только для того, чтобы друзей за столом собрать с искусством разобраться за стаканом. Хотя и это тоже. Скульпторы в объеме все-таки работают. Это вам ме миниатюрист или книжный график. Эти господа и на краю кухонного стола шедевр создать в состоянии. Кухня тем более вдохновляет.

Так вот, получила Лена мастерскую. Милиционер помог. Как, каким образом отдельная история, может и на цикл наберется. А сейчас о другом.

Попросила Лена меня ей помочь. Хлам от бывших жильцов выбросить, ну и всякое разное. Трудимся мы, красоту наводим. Явную дрянь выбрасываем, а что может пригодиться я в соседний подвал перетаскиваю. Чтобы попасть в этот подвал, надо сначала во двор выйти. Это даже не двор, а уютный маленький дворик с деревьями и лавочками - редкий оазис в центре Москвы – излюбленное место, как потом выяснилось, местных алконавтов.

Окон в этом подвале нет, электричества тоже, поэтому, когда я туда спускаюсь, то непременно оставляю дверь открытой, чтоб хоть что-то видно было. Итак спустился я в подвал в очередной раз и вижу, что к двери подходит маленькая девочка, лет нескольких от роду, и папаша ее выгуливающий вскорости появляется. Тут девочка начинает дверь закрывать, на что папаша ей говорит:

-Маша, что же ты дверь закрываешь?  Дяде ведь ничего не видно будет.

-Будет. Он в очках. 

Оригинал.02.02.06.

Случилось так, что выиграл я тендер на квартиру. Волновался очень. Тем более, что среди участников оказался мой ученик. Это с одной стороны, а с другой потому что это был первый тендер после моего возвращения в архитектуру из живописи, свежего опыта не было, так что пришлось два дня напрягаться. Но зато потом расслабился. Проектирую, черчу в свое удовольствие, фантазирую всяко.Заказчики муж, жена и дочка. Муж не последний, видимо человек в нефтяном бизнесе. Недавно приехали из Сибири, купили квартиру в центре в новом доме. Пол, стены, потолок. А пока не превратили все это в среду обитания, снимают. Вот в эту- то съемную квартиру я и приехал как-то очередные эскизы показать. Приехал, разложил эскизы на столе. Заказчица воззрилась на них, но судя по вопросам  понимает от части. Сам я на чертежи не смотрю. Что мне на них смотреть, я их и так знаю. Я смотрю вокруг. Интересно все-таки, новая для меня квартира, интерьер, атмосфера.Вижу я, висит на стене картина небольшая, сантиметров двадцать на тридцать. И все атрибуты Айвазовского: лунка, морька, тучка, корабль тонет, все, как полагается. И в углу крупная красная буква А - типичный Арбат. Я спрашиваю у хозяйки:

      - А что за картина?

-          Знаю точно, что оригинал. Кажется, Шишкин.

 Кто как живет. 07.02.06.

Не всем почему-то нравится развитой социализм, кто-то мучительно колебался, кто-то уезжал нехотя, увлекаемый родными, кто-то уезжал решительно.Некоторые склонялись к Соломонову решению, который, как известно, подумал и решил остаться. Впрочем, вариантом было множество, а вернее их число соответствовало количеству мыслящего населения.Отдельная, в большинстве своем похожая мотивация была у творческих личностей, подверженных, увы, не редко мании величия. Возьмем, например художников.Сидели художники, скульпторы, графики на чердаках, в подвалах, в мастерских, на кухнях, пили водку и прочее разное и вели разговоры типа:-          Чего ты тут делаешь Вася, у тебя же талант. Ехать тебе надо, и как можно скорее. И многим казалось, что пересекут они границу, и рухнет весь культурный и цивилизованный мир к  их ногам.Оказывалось по-разному. Некоторые, особенно поначалу, действительно привлекали внимание и как-то держались на плаву. Но ностальгия, я думаю, в той или другой степени была свойственна всем. И вот, возможно, в результате, в том числе легкого приступа ностальгии, звонит один такой свежий эмигрант художник из города Парижа в Москву поздравить своего друга с днем рождения. И говорит чуть ни совсеми приглашенными, ностальгию снимает. И один из друзей его спрашивает:-          Ну и как вы там Вася в Париже – то живете?-          Да в общем так же, только бутылки не сдаем.

 

 

 

 

 

 


- Теннис
- Горные лыжи
- Рассказы

© 2011  Андрей Мунц - архитектор-художник