Мунцпроект
 
 

facebook

Все тайное становится явным

         Однажды Людмила Сигизмундовна уехала отдыхать в Хосту. А друзья Джеба решили отдохнуть и расслабится у них дома.  И всю неделю, что Людмила Сигизмундовна наслаждалась отдыхом, мы весело проводили время, а некоторые так просто безвылазно жили в квартире. Если и выходили, то не дальше продуктового магазина. Сложили даже песню, которая начиналась со слов: “ Мама уехала в Хосту”.  
 Особенно эффектным было завершение недели. Ночь, все выпито. Входит запоздалый гость, держа в   руках, как знамя, бутылку каберне. Коля Степанов стремительно ее выхватывает  и пулей летит на кухню. Трое  за ним. Одной рукой Коля держит дверь, другой  бьет донышком по дверному косяку, пытаясь выбить пробку. Борьба идет на равных. Дверь гнется, Коля колошматит бутылкой, но упорная пробка не поддается. Наконец,  дверь медленно начинает приоткрываться, Коля делает отчаянный удар, увы, не совсем точный, бутылка лопается и разрезает вену. Окровавленный Коля отступает. Джеб бросается в ванную, хватает, не глядя, первый попавшийся предмет и бинтует ему руку.  
         Длинный звонок в дверь. На пороге появляется милиция, уверяя со слов лифтерши, что мы во дворе разломали игровую площадку. Но, учуяв атмосферу и почувствовав, что нам и в квартире хорошо и уютно, милиционер довольно быстро засомневался в словах лифтерши, а затем гордо произнес: 
- Впрочем, у таких как вы и сил- то не хватит что-нибудь сломать. На что Леня Мерзон - знаменитый Мерзон, про которого говорили: “ Леонид Ильич Мерзон, что ты ходишь без кальсон”, и который после смены Брежнева Андроповым, просил: “ Зовите меня теперь просто Юрий Владимирович” , - так вот Мерзон тут же заметил:  
 -  Я, между прочим, боксер. 
-   Боксеров в очках не быает - логически железно заключает милиционер и гордо удаляется.  
         Праздник перемещается на кухню. Боб Розенфельд яростно и роково поет и играет на гитаре, а слушатели-подпевалы усугубляют вакханалию, отбивая ритм ножами на пустых бутылках. Бутылки время от времени разбиваются, и осколки оставляют кровавые царапины на ногах Дюки, сидящей в мини юбке у кого-то на коленях.  В конце концов, Джеб не выдерживает:  
    -  Может быть хватит? – говорит Джеб и безнадежно  роняет голову    на руки.  
       Тронули ли эти слова наши каменные сердца, но факт  тот, что всю ночь накануне приезда мамы большая команда исправно трудилась, выгребая кучи мусора и расставляя спичечные коробки по своим местам.        Людмила Сигизмундовна была крайне поражена, обнаружив квартиру столь сияющей и первозданной. На радостях она сказала:  
   -  Алеша, я сейчас приготовлю твой любимый яблочный пирог.       Людмила Сигизмундовна открыла духовку и, о ужас, обнаружила в ней полуразбитую бутылку.       Видимо  дело было так. Кто-то, нетвердой походкой проходя мимо плиты, зацепился за ручку и открыл дверцу. Именно в этот момент в духовку впорхнула бутылка, а дверца на пружине автоматически захлопнулась.        Чтобы смыть неприятные переживания, Людмила Сигизмундовна пошла в ванную, но тут же вернулась обратно, неся на вытянутой руке окровавленный бюстгальтер, и дрожащим голосом спросила: 
-  Аллеша, а этто чтто ттакое? 
-  Мама,  это - твой, -  ответил  Джеб и  сказал при этом голую правду.

- Теннис
- Горные лыжи
- Рассказы

© 2011  Андрей Мунц - архитектор-художник